В экономике появятся опасные черные дыры

26.04.2013
Для России сейчас время больших перемен. И связаны они, в первую очередь, с изменением стратегии экономического развития, основанного на экспорте ресурсов, считает итальянский экономист Винченцо Трани

О том, что в ближайшее время ждет пораженную кризисом Европу, о судьбе евро и угрозе рецессии в России "Yтро" беседует с известным итальянским экономистом, председателем совета директоров инвестиционной компании General Invest Винченцо Трани.

"Yтро": Крах офшорной системы Кипра стал холодным душем для всей системы ведения финансовых операций и операций с капиталом в Европе. Может ли кипрский сценарий повториться еще в какой-то европейской стране?

Винченцо Трани: Небольшие риски сохраняются, конечно. Давайте не забывать о том, что кипрская ситуация произошла, в первую очередь, из-за тесной финансовой связки Кипр – Греция, такой ситуации в Европе больше ни у кого нет. Если смотреть сейчас на экономику всех европейских стран, то очевидно слабее остальных государств представляются страны Прибалтики. Но кипрский случай показателен с той точки зрения, что при возникновении финансовых проблем в какой-то из стран ЕС, правительство союза может применить столь же жесткие меры по отношению к стране и вкладчикам, как мы это видели на примере острова.

Можно ли ожидать, что после событий на Кипре офшорам объявят войну по всему миру?

Тенденция к повышению прозрачности прослеживается уже достаточно давно, и это правильно. Во-первых, прозрачность ведения бизнеса для компаний и стран – это залог будущего успешного развития. Во-вторых, офшоры способствуют недополучению налогов, а для стран с проблемной экономикой, с вынужденными жесткими мерами экономии это очень важно.

Как вы думаете, что может прийти на смену мировой офшорной системе в ее прежнем виде?

Офшорная система все равно будет, просто немного в ином виде и гораздо меньшем объеме, потому что существующая схема себя изжила. Будут два блока офшорных стран. Одни будут обладать низкой налоговой стоимостью и отличаться значительной прозрачностью. Другие будут эдакими черными дырами мировой экономики, используемыми для транзитных операций и отличающимися повышенным уровнем опасности.

Как, на ваш взгляд, сложится судьба евро и еврозоны? Сохранится ли она в своем нынешнем виде?

Радикальных изменений еврозона не испытает, на мой взгляд. Все мы видим проблемы стран, которые тем или иным образом все равно решаются, видим и положительную динамику. Конечно, создаются прецеденты, ужесточается регулирование, усиливается контроль. Такие общие изменения были и будут, но это неотъемлемая часть каждого объединения, тем более на государственном уровне. Евро будет укрепляться.

Вы много работали в России. Что вы можете сказать о ней в плане экономических и социально-политических перспектив?

Я живу в России уже 13 лет и не устаю говорить о том, что развитие страны за эти годы превзошло все ожидания. Когда я только приехал, то обратил внимание, в каком плачевном состоянии находится инфраструктура, особенно в регионах. Но ситуация изменилась поразительно быстро. Для России сейчас время больших перемен. И связаны они, в первую очередь, с изменением стратегии экономического развития, основанного на экспорте ресурсов, что ни для кого не секрет. Значительные средства от экспорта, а также из многих государственных фондов направляются на укрепление и развитие инфраструктуры, что способствует развитию страны и улучшению благосостояния граждан.

Руководство РФ признало, что в скором времени страна может столкнуться с серьезным кризисом. Это действительно так?

Считаю, что это не совсем так. Есть небольшие признаки рецессии, обусловленные как внешними, так и внутренними факторами, как то: снижение потребления экспортных ресурсов зарубежными странами или снижение потребления в отдельных сферах, – но это отголоски мирового кризиса, которые Россия почувствовала намного слабее и намного позже европейских стран. То есть в этой ситуации нет повода для серьезного беспокойства. Увеличение инвестиций, улучшение условий ведения бизнеса и, как следствие, увеличение налоговых отчислений, по моему мнению, решат проблему.

Как вы оцениваете бизнес-климат в России?

Я считаю, что бизнес-климат в России с точки зрения иностранного инвестора – более чем благоприятен. У каждой страны есть достоинства и риски, в России в том числе. Среди достоинств я бы выделил большое количество пока не занятых бизнес-ниш, небольшую конкуренцию во многих сферах (россиянам, кстати, она кажется большой), колоссальный по своему качеству человеческий ресурс и постоянные инновации, синтез опыта многих стран и его успешное внедрение с поправкой на российскую специфику. Именно это способствует колоссальным темпам развития, о которых я говорил ранее. Среди рисков – недорегулированность некоторых сфер, препятствия в виде бюрократизации процессов. Оптимизм вселяет то, что с такими рисками борются на государственном уровне и работа эта уже приносит существенные результаты.

Может ли Россия когда-нибудь "стать Европой"?

Ей и не нужно становится Европой, это абсолютно самодостаточная во всех смыслах страна, которая имеет возможность концентрировать в себе и европейские, и азиатские черты. Учитывая, что мир все больше поворачивается в сторону Востока, принадлежность к двум столь разным мирам наряду с российской самобытностью – это достоинство, которое следует культивировать, а не идти на поводу у сиюминутных трендов.

ALL NEWS